Сногсшибательно эффектная и очень красивая коллекция драгоценностей Chanel этим летом включает в себя кокошник и пару-тройку двухглавых орлов. Все это масштабное, сияющее сотнями каратов, посвящение Российской Империи — эфемерное донельзя! — носит название Le Paris Russe de Chanel.

Команда ювелиров под руководством Патриса Легеро тщательно изучила биографию Великой Мадемуазель на предмет «русского следа». Результат этих художественных изысканий — солидная коллекция драгоценностей, в которой есть и выдающиеся бриллианты, и эффектные трансформеры, и трогательные в своей декоративности коктейльные вещи «на века».

Париж в начеле ХХ века был главной ареной боевых действий и на поприще моды, и на поприще искусства. Нет нужды напоминать о том, что неспокойные предреволюционные и революционные времена щедро поставляли сюда самых интересных личностей. Помогал и, как бы сказали сейчас, хайп вокруг балетных постановок Дягилева, из-за яркости и декоративности которых русская культура казалась европейцам экзотической, сказочной и интересной. На заре «Русских сезонов», в начале 1910-х случилось знакомство Габриэль Шанель с великим князем Дмитрием Павловичем Романовым, кузеном последнего русского императора Николая II. Спустя десять лет случится короткий страстный роман. Часть его пройдет на яхте Flying Cloud, которой в свое время коллекцию драгоценностей уже посвятили.

Гениальный интуитивный маркетолог, которого обнаружила в себе модистка Коко, вырастил из небольшого дела маленькую модную империю. По социальной лестнице Габриэль Шанель поднималась эффектно. В сторону русских летели и бонусы, и шпильки. Стравинскому и Лифарю она охотно помогала деньгами и светскими ресурсами. Личным секретарем и поверенным — с легкой руки уже упомянутого Дмитрия Павловича — стал граф Сергей Кутузов. Журналистам острая на язык Великая Мадемуазель гордо сообщала: «В вязальщицах у нас великие княжны!» Истина была не сильно приукрашена — Марию Павловну Романову именно Габриэль Шанель сподвигла на открытие вышивального ателье Kitmir. Его узоры и мотивы заметно повлияли на европейский костюм конца «прекрасной эпохи».

Россия, рассказами о которой французскую богему развлекали друзья и приятели славянских кровей, не могла не манить. Большинство из окружения Габриэль Шанель тайно или явно оплакивали потерянную навсегда империю, и эта ностальгия ложилась на эстетику сказок и китча, рождая в представлении основательницы Chanel действительно красивую фантазию. О ней-то новая коллекция и рассказывает: в бриллиантовых узорах прячутся вышивки великих княжен и книжная графика Билибина, в самоцветах — костюмные эссе Бакста и росписи парижских кабаре à la Russe. Так и тянет рассматривать все это великолепие под музыку Стравинского, Бородина или Римского-Корсакова.

previous arrow
next arrow
Slider

Как всегда у Chanel — материалы и техники выше всех похвал, несмотря на всю эфемерность источников вдохновения. Первосортный крупный жемчуг, инвестиционного уровня цветные и бесцветные бриллианты, редкие сапфиры и удивительной тонкости эмали.

материал: vogue.ru

Понравился материал? Поделись!

Комментарии

Отправить ответ

Пожалуйста, войдите чтобы комментировать
  Подписаться  
Подписаться на